29.04

Перикл. Афинская Демократия

0

Перикл. Афинская ДемократияЦарствование Перикла считается расцветом афинской демократии и развитием могущества Афинской державы. Перикл прославился и как гениальный военный стратег и как выдающийся политик. Давайте узнаем как развивались события того времени и как складывалась судьба Перикла и Афин.

Перикл родился в 492 г. до н. э. Отцом его был герой  греко-персидских  войн  Ксантипп,  а мать Перикла принадлежала к знатному роду Алкмеонидов,  давшему Афинам многих видных политических деятелей.

Как и у многих афинян из почтенных семей, у Перикла имелись достойные наставники. Музыке его учил музыкант и мыслитель Дамон, философии — известный греческий учёный Зенон.

Свой жизненный путь Перикл начал военным. «Он был храбр в походах и искал опасностей», — писал о нём древнегреческий историк Плутарх. Но в то время особой славы на военном поприще он себе не добыл. Перикл был молод и честолюбив, занятие политикой было в традициях его семьи, и в середине 60-х гг. V в. до н. э. он появился на по­литической арене. В это время в Афинах разгоре­лась схватка между демократами — сторонниками правления большинства граждан — и аристокра­тами, приверженцами правления немногих знат­ных родов. Перикл, хотя и происходил из знатного рода, стал на сторону демоса — народа, возможно

потому, что Алкмеониды всегда поддерживали де­мократию, или же Перикл понял, что величие Афин и его собственная слава — именно в демокра­тическом устройстве государства.

Ступив на политическую стезю, Перикл подру­жился с Эфиальтом, вождём афинского демоса. Вместе они добились ослабления роли Ареопага, яв­лявшегося не только высшим государственным со­ветом и хранителем традиций, но и оплотом знати. Вступив в открытую борьбу с аристократами за вли­яние в Афинах, Перикл добился изгнания их вождя Кимона. Его обвинили в измене. Вскоре после этого Эфиальт был убит единомышленниками изгнанни­ка. В 461 г. до н. э. Перикл встал на место погибшего друга, и с этого момента начинается «век Перикла» — век, уместившийся в 32 года, но значитель­ный, как целое столетие.

Итак, Перикл возглавил демократическую пар­тию. В этом положении ему совершенно необходимо было заручиться поддержкой народа и стать для него вождём и авторитетом. Перикл понимал, как много в политике зависит от симпатий афинских граждан. Вождь аристократов Кимон был готов на всё, чтобы снискать их лю­бовь: устраивал обеды для бедных, дарил им одежду, даже убрал изгородь в своей усадьбе, чтобы все желающие могли рвать плоды в его саду. Перикл так поступать не мог и не желал, не только потому, что он не был так богат, как Кимон, — подобные поступки были не в его характере.

Перикл считал, что, соря деньгами и подарками, можно сделаться любимцем народа, но не вождём. Любовь народа непостоянна в отличие от авторитета признанного лидера. Перикл сразу заметно выде­лился из числа афинских политиков. Он не оскорб­лял людей заносчивостью и не опускался до па­нибратства, не выставлял напоказ свою персону и не стремился пос­тоянно напоминать о себе. Наобо­рот, Перикл стал редко появлять­ся на людях. «Его видели идущим лишь по одной дороге — на пло­щадь и в Совет», — сообщает Плу­тарх. В Народном собрании он вы­ступал только в особо важных случаях, простые дела поручая соратникам. В обхождении с людьми Перикл отличался рассу­дительностью и завидным спо­койствием. Это было непросто, потому что злые языки были щедры на колкости по отношению к политическим деятелям. Он терпеливо сносил насмешки, не роняя собственного достоинства, чем вызывал уважение горожан. Кроме того, Перикл никогда не заигрывал с толпой, не строил фантастических планов и не обе­щал золотых гор. Он обратил на себя внимание как на человека серьёзного. Ещё большему росту его авторитета способствовали мероприятия, которые он предлагал во имя укреп­ления афинского государства.

Когда в 460 г. до н. э. демократы во главе с Периклом пришли к власти, первой их заботой стала внешняя политика. Одной из задач было укрепле­ние Делосского морского союза. Так называлось объединение греческих городов во главе с Афинами, созданное в 478 г. до н. э. для борьбы с иранцами. Иранцы давно уже прямо не угрожали Афинам, но в 454 г. до н. э. афиняне вновь столкнулись с ними в Египте, где оказывали помощь восставшим ли­вийцам. Иранцы одержали победу, что очень встре­вожило афинян и их союзников.

Перикл перед лицом нависшей опасности пред­ложил следующее: в критической ситуации надо забыть раздоры и подчинить интересы союзников Афинам, потому что ни один город в союзе не мог сравниться с ними по силе и величине флота. Де-лосский союз, по замыслу Перикла, должен был превратиться в Афинскую державу, распоряжав­шуюся военными силами и денежными средствами всех союзных городов, которых было около 200. Военные силы союза складывались из общественного флота, а средства — из казны, в которую каждый город платил ежегодный взнос. Эта казна храни­лась на острове Делос. Сославшись на угрозу на­шествия, Перикл настоял, чтобы казна Делосского союза была перевезена в Афины. В 454 г. до н. э. Афины стали обладателями союзных денег, рас­поряжаясь ими по своему усмотрению.

Второй проблемой были отношения со Спартой. Она возглавляла Пелопоннесский союз, сложив­шийся во второй половине VI в. до н. э. и включав­ший древнегреческие полисы Пелопоннеса. В Спар­те у власти стояла аристократия, и по всей Элладе её приверженцы видели в этом государстве защит­ника своих интересов. Взоры же всех сторонников демократичес­кого устройства были обращены к демократическим Афинам, кото­рые оказывали им поддержку, расширяя при этом своё влияние и укрепляя могущество.

Воспользовавшись неурядица­ми в Спарте, Афины вмешались в дела её союзников в Пелопоннесе. В 457 г. до н. э. началась война. Аристократы, сплотившиеся во­круг Спарты, были встревожены усилением своих противников во многих городах. Война шла долго и с переменным успехом. В её хо­де Перикл проявил себя как хра­брый воин и рассудительный пол­ководец. «Как стратег Перикл славился больше всего своей осто­рожностью: он добровольно не вступал в сражение, если оно бы­ло опасно, а исход его сомните­лен», — писал Плутарх. Он часто удер­живал граждан от необдуманных дей­ствий, спас Афины, когда они не были готовы от­разить наступление вторгшихся в Аттику спар­танцев. Перикл подкупил их военачальника, и тот отвёл войска. Всюду, где было возможно, Перикл устанавливал власть Афин.

Война завершилась в 445 г. до н. э. Тридцатилет­ним миром, который также называют «Перикловым», подчёркивая этим заслуги вождя афинян в его заключении. Он сумел убедить сограждан в том, что отказ от переговоров со Спартой и продолжение военных действий принесёт беды самим Афинам. Мир обязывал оба государства не вмешиваться в дела друг друга; Спарта признавала Афинский мор­ской союз, а Афины отказывались от владений в Пелопоннесе. Но Перикл не был удовлетворён та­ким положением. Он мечтал видеть Афины цент­ром Эллады, величайшим государством греческого мира, и пытался с этой целью созвать общегрече­ский «конгресс». Спартанцы, вовремя понявшие его замыслы, нарушили планы Перикла, но поме­шать ему укреплять могущество Афин в самих Афинах они не могли.

В 444 г. до н. э., оценив заслуги Перикла перед государством, афиняне избрали его стратегом — главнокомандующим. Это звание он носил 15 лет. Влияние его противников — аристократов было по­дорвано войной со Спартой. Их вождь Фукидид (не путать с историком Фукидидом!) был в 443 г. до н. э. изгнан из Афин. Перикл победил, и с этих пор 14 лет ему не было равных. «Афины достигли при нём высшего могущества. Он руководил массой, по­тому что приобрёл власть, не прибегая к недостой­ным средствам… и не имел нужды льстить толпе, но, пользуясь уважением, мог резко противоречить ей», — писал историк Фукидид.

За редкий ораторский дар Перикла прозвали Олимпийцем. Говорили, что он, «подобно Зевсу, ме­чет молнии, поражая словами, и само убеждение сидит у него на устах».

Перикл не был великим реформатором. Он толь­ко довершил то, что было сделано его предшествен­никами, Солоном и Клисфеном. Он добивался того, чтобы Афины стали идеальным государством, пре­вратились в процветающую демократию, которая могла бы защитить народ от внешних врагов и охра­няла бы своими законами права всех свободных граждан.

Полноправных граждан в Афинах было мало. Увеличение их числа вело к сокращению тех благ, которыми они пользовались, например при распре­делении хлеба во время голода. Защищая права афинского демоса, Перикл ещё в 451 г. до н. э. пред­ложил закон о гражданстве, по которому гражда­нином считался только тот, у кого отец и мать были афиняне. Количество полноправных афинян, та­ким образом, было ограничено, а попасть в их чис­ло, чтобы воспользоваться привилегиями, стало практически невозможно.

Заботясь о том, чтобы все граждане в равной ме­ре могли пользоваться своими правами и занимать государственные должности, Перикл добился уста­новления платы членам Совета пятисот — архон­там, по существу — правительству, ведавшему де­лами, выносимыми в Народное собрание; гелиастам — заседателям в суде; войску и флоту. Теперь участвовавшие в управлении государством рядовые граждане не терпели убытки, отвлекаясь от своего ремесла, как это было раньше, когда должности не оплачивались и их могли занимать только состоя­тельные люди.

Перикл знал, что бедность граждан — беда для государства и повод к волнениям. Он настоял на выделении пособий для сирот и калек. На деньги государства воспитывались сыновья погибших на войне. Другой способ искоренить нищету — дать людям возможность трудиться и зарабатывать себе на жизнь. При Перикле в Афинах развернулось грандиозное строительство. Надёжным куском хле­ба были обеспечены не несущие военную службу каменотёсы, плотники, резчики, строители дорог… «Весь город находился как бы на жалованье — сам себя содержал и украшал», — писал Плутарх.

Начиная строительство, Перикл думал не только о борьбе с нищетой и праздностью граждан, но и об укреплении оборонительных сооружений. Длинные стены, протяжённостью 7 км, связавшие Афины с портом Пирей, были построены ещё в 456 г. до н. э. Перикл мечтал создать памятник вечной славы Афин. По его инициативе Акрополь украсился но­выми величественными храмами. Были возведены Парфенон — храм Афины Парфенос; Пропилеи — монументальное сооружение, обрамляющее вход в Акрополь; храмы Ники и Афины Паллады. В ко­роткий срок Афины превратились в политический и культурный центр Эллады. Сюда стекались ма­стера и философы, зная, что найдут учеников и слу­шателей. Сам Перикл был дружен с историками Геродотом, Фукидидом, философами Зеноном, Сок­ратом, Протагором, Анаксагором, трагиком Софок­лом, скульптором Фидием. Они были частыми гос­тями в доме стратега, и тогда душой этого необык­новенного общества становилась красивая и образо­ванная жена Перикла Аспасия, гетера, на которой он женился вопреки неодобрительным пересудам афинян и сплетням недоброжелателей.

Поверженные аристократы упрекали Перикла в том, что на украшение Афин он тратит деньги из казны Афинского морского союза. Афины действи­тельно давно пользовались казной как своим ко­шельком. Перикл же отвечал на это со всей прямо­той, что Афины не обязаны отчитываться в деньгах, потому что защищают союзников, которые только платят взнос, но не дают ни корабля, ни воина; а деньги принадлежат не тому, кто их платит, а тому, кто их получает, если он выполняет то, за что за­плачено. Перикл мог позволить себе такой ответ: могущество Афин за время его правления настоль­ко возросло, что афиняне не слишком стали счи­таться с мнением своих союзников. Афинский мор­ской союз превратился в Афинскую державу — «архэ», а Афины — в гегемона, диктующего свою волю (см. ст. «Древняя Греция»).

Укрепляя Афинское государство, Перикл пом­нил о главном его враге — Спарте. Союзники Спар­ты, аристократические города, требовали реши­тельных действий против демократических Афин, влияние которых быстро росло. Особенно волновал­ся старинный соперник Афин — Коринф. В нём с тревогой наблюдали, как афиняне расширяют тор­говлю с греческими колониями в Италии и на Си­цилии, постепенно вытесняя коринфян. Очередной

конфликт, возникший между союзни­ками Спарты и Афинами, ещё больше накалил обстановку. Имевшие самое непосредственное отношение к междуусобице ко­ринфяне обвинили Афины в нарушении условий Тридцатилетнего мира. Союзники в один голос тре­бовали от спартанцев обуздать зарвавшегося сопер­ника. Выслушав все жалобы и призывы, Спарта предъявила Афинам ультиматум, одним из требо­ваний которого было изгнание из государства Алкмеонидов, т.е. Перикла. На него теперь должны бы­ли смотреть как на виновника войны, вспоминая, что именно по предложению Перикла Афины вме­шались в конфликт пелопоннесских городов.

Давно известно, что тому, кто избрал своей судь­бой политику, редко приходится рассчитывать на благодарность современников. Несмотря на все ус­пехи Афин, самому Периклу приходилось в это вре­мя тяжело. «Почему вы, афиняне, устаёте получать добро от одних и тех же людей?» — эти слова Фемистокла, героя войны с иранцами, изгнанного из Афин, мог повторить и Перикл. Человека, 30 лет жизни отдавшего демократии, стали обвинять в ти­рании. Не смея пока прямо напасть на Перикла, враги обрушились на его жену и друзей: Фидий умер в тюрьме, Аспасию с трудом удалось защитить от обвинений.

Ультиматум Спарты был отклонён, и в 431 г. до н. э. спартанцы вторглись в Аттику. Началась война эллинов с эллинами — Пелопоннесская вой­на. Перикл призвал жителей Ат­тики укрыться за Длинными стенами в Афинах. Он удерживал рвущихся в бой афинян, предлагая по­ложиться на флот, который он отправил разорять побережье Пелопоннеса. Спартанцы действительно отступили, но облегчения это не принесло. Вместе с беженцами, которые жили в городе в грязи и тес­ноте, пришла чума. Перепуганные граждане стали искать виновного в своих бедах, и гнев их обру­шился на Перикла.

Впервые за 15 лет, в 430 г. до н. э., Перикла не избрали стратегом. Его обвинили в растрате и при­говорили к штрафу, забыв, что в своё время, про­возглашая Перикла первым гражданином государ­ства, его главными заслугами признавали патри­отизм и неподкупность. Соперники могли торжест­вовать, но ни у кого из «других стратегов и ораторов не оказалось ни влияния, достаточного для такой высокой власти, ни авторите­та, обеспечивающего её надёжное ис­полнение», — писал Плутарх. Афиняне так при­выкли к советам и предложениям Перикла, что не знали, как без него поступать. Поняв на собствен­ном опыте, что незаменимые люди всё же есть, пе­ременчивые афиняне в 429 г. до н. э. вновь выбрали Перикла стратегом. Но он слишком устал, ему было 60 лет. Он потерял друзей в борьбе с противниками, чума унесла его родных. В том же году Перикл умер.

Заслугами Перикла были могущество Афинской державы и бессмертная красота великого города. Его победой была окрепшая афинская демократия — господство полноправных граждан.

Перикл умер в Афинах, не зная, к счастью, что они уже никогда не будут так сильны и величест­венны, как в дни, когда он, как свидетельствовал Плутарх, «сосредоточил в себе и сами Афины, и все дела, зависящие от афинян, — взносы, союзников, армию, острова, море, великую силу и верховное владычество».

По материалам энциклопедии.

29 апреля 2014 от Retroman

Оставить комментарий