05.06

Этрурия и этруски

0

Этрурия и этрускиТруды греческих и римских писателей донесли до нас многочисленные сведения о могущественных этрусках, их религии, городах, окружённых мощ­ными стенами, о соперничестве с греками за гос­подство в Западном Средиземноморье. Многое мы узнаём непосредственно и от самих этрусков — точ­нее, из дошедшего до нас их наследия. Время не пощадило их города и храмы, построенные из не­обожжённого кирпича. Но сохранились некропо­ли — «города мёртвых», спутники всех этрусских городов. Склепы, повторяющие планировки жилых домов знати, украшенные фресками и заполненные драгоценной утварью, рассказывают о быте этрус­ков, их представлениях о мире и богах, об их ис­кусстве и уровне развития ремесла, широких тор­говых связях с народами Средиземноморья. Сло­вом, в распоряжении историков имеется обширный материал для изучения различных сторон жизни древней Этрурии. Тогда почему же в течение веков этруски остаются «загадочными»? А дело в том, что учёные не знают самого главного: кто они, когда и как появились в Италии, на каком языке говорили. О происхождении этрусков спорили ещё антич­ные писатели. Греческий историк Геродот утверж­дал, что этруски, или тиррены, как их называли в древности, приплыли по морю из малоазийской Ли­дии. Писатель Дионисий Галикарнасский, возра­жая ему, доказывал, что этруски — один из мест­ных италийских народов. В труде римского истори­ка Тита Ливия есть указание, правда очень смутное, на северное происхождение этрусков. Спор, на­чатый в древности, продолжают современные ис­следователи.

На исторической сцене этруски возникают как-то внезапно, вдруг. На этом основывается предпо­ложение, что этруски не принадлежали к корен­ному населению Италии. В VIII в. до н. э. между реками Тибр и Арно появляется высокоразвитая го­родская культура, далеко обогнавшая в своём раз­витии культуру соседних народов. Создателями её были этруски, а заселённый ими район Средней Италии античные писатели назвали Этрурией.

Этрурия, однако, не являлась единым государ­ством, а представляла собой союз 12 самостоятель­ных городов-государств — «двенадцатиградие». Крупнейшими из них были Арреций, Перузия, Вольсинии, Цере, Тарквинии, Клузий, Вейи. Го­рода, входившие в союз, объединяя культ богини Вольтумны (по другой версии — бога Вертумна). Святилище находилось близ города Вольсинии, где раз в год собирались представители городов и устра­ивали торжественные игры в честь почитаемого бо­жества. Они избирали царя, который, однако, не имел реальной власти. Даже в вопросах внешней политики каждый город руководствовался исклю­чительно собственными интересами. Когда же тре­бовались совместные военные усилия, то вопрос 6 создании союзного войска решал не глава двенадцатиградия, а совет представителей городов.

Политическая история этрусских городов-госу­дарств совершенно неизвестна, и разговоры о сис­теме управления этих государств или о различных социальных группах этрусского общества — не бо­лее чем предположения, зыбкие и неясные. Древ­нейшая форма правления в этрусских городах в VI в. до н. э., судя по характеру власти царей эт­русской династии в Риме, была близка к монар­хической. Внешними знаками царской власти были переносное кресло из слоновой кости, двойной то­пор — лабрис, связки прутьев — фасцы и скипетр с навершием в виде орла. Царь носил тогу, рас­шитую пальмовыми листьями, и венец из золотых дубовых листьев. Эти атрибуты перешли позднее к магистратам — высшим должностным лицам.

По-видимому, в конце VII или начале VI в. до н. э. в большинстве этрусских городов стали править выборные должностные лица — представители местной аристократии. Их функции и названия этих должностей практически неизвестны. С неко­торой долей уверенности можно говорить лишь о том, что вся полнота власти находилась в руках аристократии. Неясной остаётся и сущность этих республик: были ли они гражданскими общинами, похожими на греческие полисы, или городами-го­сударствами восточного типа. Считать их полисами не позволяет отсутствие данных о наличии в них свободных граждан, которые все (богатые и бедные, знатные и незнатные) были бы равны перед законом и не могли находиться в отношениях личной зави­симости друг от друга. Отчётливо выделяется толь­ко слой населения, находящийся в экономической и политической зависимости от аристократии. В эт­русских надписях эти люди называются «этера» — сотоварищи: они должны были оказывать помощь своему покровителю и составляли его военную дру­жину.

Фрески гробниц этрусской знати и свидетельст­ва античных писателей позволяют говорить о нали­чии рабства в этрусском обществе. Но находил ли труд рабов широкое применение в ремесленном про­изводстве или они использовались как домашняя прислуга, определённо сказать невозможно.

В VII в. до н. э. этруски начали распространять своё влияние на соседние с Этрурией области. Их города появляются в плодородной Кампании и на севере Апеннинского полуострова, в долине реки По. Самыми крупными из них были Капуя, Нола, Фельсина, Мантуя, Спина. Вопрос о господстве эт­русков в Лациуме является спорным. Одни иссле­дователи считают, что они завоевали эту область и основали Рим, подкрепляя свою точку зрения тем, что именно в период правления царей этрусской династии Тарквиниев Рим стал самым могущест­венным городом Лациума (см. ст. «Древний Рим»). Другие же, ссылаясь на римских писателей, гово­рят лишь об этрусском влиянии на эту территорию.

Дальнейшему продвижению этрусков на юг по­луострова и за его пределы мешали греческие го­рода, появившиеся в период Великой колонизации в VIII в. до н. э. в южной Италии и Сицилии. Эт­руски, обладая сильным флотом, стремились гос­подствовать в прилегающих к Италии морях. Их соперничество с греками привлекло внимание Кар­фагена, могущественного города на северном берегу Африки, основанного финикийскими купцами. Карфаген главными своими конкурентами на мор­ских торговых путях считал греков и поэтому встал на сторону этрусков. Союзникам удалось не допус­тить усиления греческого влияния и закрепить за этрусками господство в Тирренском и Адриатиче­ском морях, а со временем и в названиях этих ак­ваторий: тирренами, как уже говорилось, древние называли этрусков, а Адрия — один из этрусских городов на восточном побережье Италии.

Далеко не дружественные отношения между гре­ками и этрусками не помешали, однако, экономи­ческому и культурному обмену между ними. Этрус­ки использовали греческий алфавит для создания своей письменности; знакомство с греческой ре­лигией и мифологией оказало большое влияние на их религиозные представления и искусство. Грече­ские ремесленники селились в этрусских городах; это способствовало развитию там собственного ре­месленного производства. Расположенное недалеко

от города Цере греческое поселение Пирги превратилось в важный морской порт. Сюда привозили товары из стран Средиземноморья: дорогие расписные вазы из Ко­ринфа, золотую и серебряную посуду из Сирии, Фи­никии и с Кипра, драгоценные ювелирные изделия и слоновую кость с Востока. В свою очередь Этру­рия вывозила изделия из металлов, которыми сла­вились её мастера.

К сожалению, трудно сказать что-либо опреде­лённое об облике этрусских городов. Строгая пла­нировка с системой взаимопересекающихся улиц сменяет хаотичную застройку лишь в VI—V вв. до н. э. В это же время появляются трубопроводы, снабжающие города питьевой водой. О строитель­ном мастерстве этрусков можно судить по системе каналов для отвода сточных вод, построенной в Ри­ме во время правления царя Тарквиния Древнего. С её помощью было осушено болото между Палатином и Капитолием. Она просуществовала 19 ве­ков и сейчас является частью канализационной сис­темы Рима.

Особенным уважением у этрусков пользовались жрецы-гаруспики. Они предсказывали будущее по внутренностям животных, полёту птиц и по наблю­дениям за молниями. Подобные гадания по печени животных совершались в Вавилоне и странах Ма­лой Азии. Изображение печени было найдено ар­хеологами в Этрурии, что свидетельствует либо о тесных связях этрусков с народами Восточного Сре­диземноморья, либо об их восточном происхожде­нии.

Очевидное сходство с религиозными представлениями народов Востока имеет и заупокойный культ этрусков. Они верили, что после смерти человек продолжает жить в другом мире, поэтому стремились обеспечить усопшего всем, к чему он привык в земной жизни. Знать строила для себя похожие на дворцы склепы, создание которых требовало огромных материальных и трудовых затрат. Ничего подобного не было ни в Древней Греции, ни в Древ­нем Риме, зато очень напоминает гробницы Египта и других стран Востока.

Мир этрусских богов известен нам главным образом по их именам, кото­рые в результате тесных контактов этрусков с греками и римлянами приоб­рели довольно знакомое звучание: Аплу — Аполлон, Нетун — Нептун, Марис — Марс. Высшим божеством этрусского пантеона был бог неба, повели­тель молний — Тин. Богиня плодородия — Уни под влиянием греческой мифологии превратилась в его супругу, подобно Гере — супруге Зевса.

Сохранившиеся надписи на этрусском языке читаются довольно легко, ведь этрусский алфавит основан на древнегреческом. Но, прочитывая слова, учёные не могут понять их значения. Успехи весьма незначительны: за сто с лишним лет разгадано около ста слов, и то — предположительно… Причи­на в том, что ни среди древних, ни среди современных языков не найдено родственного этрусскому языка. Но даже если этрусские надписи когда-ни­будь «заговорят», это вряд ли поможет учёным. Сохранились только очень короткие надписи на стенах гробниц, керамике, изделиях из кости и метал­ла, хотя, по сведениям античных писателей, у этрусков была богатая лите­ратура, посвящённая вопросам религии, юридическим и научным темам. Однако после того как во II в. до н. э. этруски романизировались и перестали говорить на своём родном языке, всё бесследно исчезло. Без памятников письменности изучать культуру очень трудно: многое приходится домысли­вать, реконструировать, и целые страницы истории народа остаются неяс­ными.

Расцвет могущества этрусков был кратковременным, и уже в конце VI в. до н. э. начинают появляться первые признаки упадка. Осложнилась внутри­политическая ситуация в Этрурии. В городах наступает период смут, вы­званных, вероятно, борьбой аристократических группировок за власть. Ак­тивизируется и внешний, враждебный этрускам мир. Греки, особенно оби­татели колоний в Сицилии, теснят этрусков на море. Римляне изгоняют этрусский царский род Тарквиниев, и попытка Порсены, царя города Клузия, вернуть Тарквиниям престол заканчивается неудачей. В 70-х гг. V в. до н. э. этруски теряют власть над Кампанией, а на севере полуострова их всё настойчивее атакуют галлы. На протяжении IV в. до н. э. этрусские города ожесточённо борются с набирающим силу Римом за свою независи­мость, но каждый действует сам по себе. Раздробленность этрусков ослабляет их сопротивление внешним врагам, и в конце концов они оказываются под властью Рима. Мощная римская культура поглощает этрусский мир.

 По материалам энциклопедии.

05 июня 2014 от Retroman

Оставить комментарий