Всемирная ИсторияРазвитие Эрудиции

Ассирийская Цивилизация

By 7 октября 2013 Апрель 15th, 2016 No Comments

Наверное, в древности не было народа, который поклонялся бы силе и власти так, как ассирийцы. Во время правления царя Синаххериба  (около 700 г. до н. э.) в состав Ассирийской державы входили Вавилония, Сирия, Палестина с Иудеей, отдельные районы Закавка­зья. При наследниках Синаххериба Ассирия при­соединила на некоторое время также Египет и Элам. Синаххерибу с его наследниками удалось за­воевать почти «весь обитаемый мир» (конечно, в пределах, известных ассирийцам).

Начиналась же история Ассирии довольно мир­но. Её древней столицей был небольшой город Ашшур, от которого позднее получила своё название и вся держава. Если бы мы могли пройтись по его улицам, скажем, в 1900 г. до н. э., то встретили бы мало воинов, но много купцов. Как же получилось, что небольшой торговый город превратился в центр огромной державы, наводившей ужас на народы Передней Азии? Попробуем вместе разобраться в этой непростой истории.

Ашшур располагался в верхнем течении реки Тигр, где жили в основном семитские народы. Здесь сходились торговые пути Древнего Мира. С севера на юг, в Междуречье, везли золото и серебро, медь и олово, рабов. В северные земли отправляли для продажи зерно и растительное масло, изделия ис­кусных ремесленников. Жители Ашшура со време­нем поняли, что смогут разбогатеть, покупая то­вары в одних странах и перепродавая в других. За­ниматься посреднической торговлей могли только умные, хитрые и отважные люди. Купцу прихо­дилось отбиваться от нападений разбойников; он должен был уметь ладить с вождями диких племён, у которых покупал рабов; ему следовало знать язы­ки, нравы и обычаи чужих стран, быть обходитель­ным с царями и их вельможами, потому что самые дорогие товары продавались в царских дворцах. Для удобства торговли в чужих землях купцы стро­или свои посёлки, жили там среди местного люда и лишь изредка возвращались на родину за това­ром.

В самом же Ашшуре богатая купеческая вер­хушка заправляла всеми городскими делами. Вы­сокие должности в городском управлении занимали жрецы самых почитаемых храмов. Царей в Ашшуре ещё не было. Город рос и богател, не нуждаясь в далёких военных походах.

Ассирийцы жили в плодородных степных пред­горьях. Земля здесь давала обильные урожаи без дополнительного полива, поэтому оросительные ка­налы и земляные плотины были чаще всего не нуж­ны. Большая крестьянская семья обрабатывала свой надел самостоятельно, не обращаясь за помо­щью ни к соседям, ни к храму, пасла быков и овец в широких и привольных окрестных степях. Ас­сирийский крестьянин мог прокормить себя и свою семью, был свободен и независим, платил сравни­тельно небольшие налоги.

Это может показаться странным, но именно из-за своего благополучия ассирийская деревня почти не менялась на протяжении веков. В ней долго со­хранялись первобытные порядки, полная власть от­ца над всеми членами семьи, очень крепкие связи между крестьянами-общинниками. Деревни ис­правно поставляли в город продуктовые налоги и молодых парней для пополнения армии, а город почти не вмешивался в сельские дела. Независи­мое, зажиточное крестьянство было главной опорой ассирийского государства.

В первый раз мирная и богатая жизнь Ашшура была поставлена под угрозу около 1800 г. до н. э. В это время соседние государства Вавилон и Мари, а позднее новое царство Митанни и хетты стали вы­теснять ассирийских купцов с насиженных мест и богатых рынков. Ашшур попробовал было воевать, но сил для неравной борьбы не хватило, и он поте­рял независимость. На несколько веков торговый город на Тигре уходит в тень.

Примерно в 1350 г. до н. э. ассирийцы вновь ста­ли независимыми от Митанни и Вавилона благо­даря помощи своих союзников — египтян. Теперь нужно было завладеть дорогами, которые вели к побережью Средиземного моря, к богатым сирий­ским городам. Самым важным участком были пе­реправы через реку Евфрат, которые не мог мино­вать ни один купец. Для достижения независимос­ти и для борьбы за свои интересы необходима была дисциплинированная, хорошо организованная, сильная армия под единым руководством. Так гра­доначальник Ашшура («ишшиаккум»), власть ко­торого передавалась по наследству, набрал силу и принял царский титул.

К ассирийцам приходит военная удача. Они со­крушают расположенное в среднем течении Евфра­та царство Митанни, присоединяют часть его тер­ритории, строят у реки крепости и на протяжении двух веков (1300—1100 гг. до н. э.) удерживают пе­реправы через Евфрат, ведущие к морю. Благодаря этому они ограничивают торговлю соперников и со­бирают большие пошлины с купцов. Иногда асси­рийская армия отправлялась и в дальние походы. Вернувшись из такого похода с большой добычей, царь нередко строил столицу-крепость, охраняя в ней свои сокровища. Последней и наиболее роскош­ной из таких столиц стала позднее Ниневия — са­мый известный из ассирийских городов. Древний Ашшур всё более отходит на задний план: улицы новых городов заполняют уже не торговцы, а сол­даты.

Военные успехи ассирийцев были блестящими, но слабость царской власти всё же сказывалась. Жрецам и знати не нужен был сильный царь. Они привыкли сами управлять страной. Даже знамени­тый полководец, победитель Вавилона царь Тукульти-Нинурта I (1244—1208 гг. до н. э.) был объяв­лен сумасшедшим и лишён трона, едва он попы­тался установить в Ассирии свою неограниченную власть и ввести пышные придворные церемонии по вавилонскому образцу. Страной по-прежнему пра­вили богатые торговцы и жрецы; они уступали ца­рю славу и военную добычу, но не власть. В мирное время царь запирался в своей столице-сокровищни­це, и особой надобности в нём никто не испытывал.

Этот порядок был нарушен около 1100 г. до н. э. нашествием кочевников-арамеев. Ассирийцы поте­ряли все владения на Евфрате, часть территории на Тигре и отступили в ближние предгорья. По сосед­ним странам кочевники нанесли ещё более сильный удар. Поэтому, когда ассирийцы оправились и на­чали новые завоевания в Передней Азии (около 900 г. до н. э.), у них в течение ещё ста лет не было достойных соперников.

Ассирийские цари сумели воспользоваться об­стоятельствами и значительно укрепили свою власть. Они применяли новый способ ведения вой­ны, устрашивший все народы Передней Азии (см. ст. «Военное дело Древнего Востока»). Ассирий­цы нападали всегда неожиданно и быстро, подобно удару молнии. Пленных чаще всего не брали: если население захваченного города сопротивлялось, то его уничтожали полностью в назидание всем непо­корным. Добиваясь от побеждённых послушания, их лишали родины, тысячами перегоняя новых подданных царя в другие места, нередко очень да­леко. Всё делалось для того, чтобы устрашить завоё­ванные народы, сломить их дух, волю к свободе. Ассирийцы грабили покорённые страны десятиле­тиями.

Однако грозные ассирийские цари так и не смог­ли надолго объединить завоёванные страны, соз­дать крепкое государство. Зоркость орла помогала им быстро замечать мятежи на окраинах державы, львиная храбрость — противостоять врагам в от­крытом бою, упорство быка выручало тогда, когда поражение казалось неминуемым, но этих качеств оказалось недостаточно для решения новых задач.

Без конца грабить завоёванные страны оказа­лось невозможно: некому стало засевать собствен­ные поля и заниматься ремёслами. У ассирийцев было слишком много военачальников и слишком мало чиновников, чтобы собирать налоги. Писец мог заменить солдата только там, где население доб­ровольно согласилось бы жить под властью асси­рийцев. Таких народов на Древнем Востоке не бы­ло — захватчиков ненавидели все.

Сложность возникла у ассирийцев и с торговыми городами, которые на протяжении всей своей исто­рии пользовались особыми правами: они не пла­тили больших налогов, их жители освобождались от армейской службы. Сохранить эти привилегии ассирийцы не хотели, но и отменить их тоже не могли, опасаясь постоянных мятежей.

Одним из таких вольных городов был Вавилон. Культуру, религию и письменность ассирийцы в ос­новном переняли от Вавилона. Уважение к этому городу было столь велико, что на некоторое время он стал как бы второй столицей Ассирии. Правив­шие в Ниневии цари делали богатые подарки вави­лонским храмам, украшали город дворцами и ста­туями, а Вавилон тем не менее оставался центром опасных заговоров и мятежей против ассирийской власти. Дело кончилось тем, что царь Синаххериб в 689 г. до н. э. приказал уничтожить весь город и затопить место, на котором он стоял (см. ст. «Ва­вилон»). Ужасный поступок царя вызвал недоволь­ство даже в самой Ниневии, и, хотя город был быст­ро отстроен заново при сыне Синаххериба Ассархаддоне, отношения между Ассирией и Вавилоном испортились окончательно. Ассирия так и не смог­ла опереться на авторитет важнейшего религиозно­го и культурного центра Передней Азии.

Главная же беда ассирийцев оказалась тесно свя­занной с их блестящими военными победами. В войнах с сильным и молодым государством Урарту

(800—700 гг. до н. э.) ассирийская держава не раз бывала на грани поражения. Что­бы победить, ассирийцы заменили (около 750 г. до н. э.) ополчение армией, состоящей из солдат-наём­ников, специально обученных военному делу. Что­бы содержать такое войско, цари вынуждены были снова и снова отправляться в грабительские похо­ды.

С этого же времени быстро ухудшается положе­ние свободных крестьян — прежних ополченцев. Вельможи начинают закабалять и порабощать их. Обездоленные ассирийцы, смешиваясь с пригнан­ными из дальних стран несвободными людьми, оказываются у себя на родине в меньшин­стве… Могущество великой державы начинает быстро ослабевать. И в 614 г. до н. э. мидяне взяли древнюю столицу страны Ашшур, а через два года они же в союзе с освободив­шимся Вавилоном разгромили Ниневию.

Ассирия исчезла с лица земли. Оказалось, что создать крепкое государство с помощью страха, на­силия и грабежей невозможно. Этому учит и исто­рия небольшого городка, купцы которого сначала хотели лишь одного — свободно торговать на мир­ных восточных рынках.

По материалам Исторической Энциклопедии.

Leave a Reply